В. В. Федорову — 75

08. 30. 2016  –  В рубриках: Эпиграмматика

В. Теркулов:

 

От кесаря – кесарь, от Фёдора – Фёдоров:

В сплошной веренице сюжетных интриг

Рождаются неповторимые ходы

Почти что придуманных книг.

 

Реальность, рождённая некогда словом

И в слове стремящаяся воплотиться,

Покажется старой, почудится новой,

В руках затрепещет, как будто плотица…

 

И в этой реальности – кофе, печенье,

Беседы и очень красивые дамы,

Простые желанья, какие-то тени,

И мысли о самом, о самом, о самом…

 

Приблизится вечер филфаковский снова,

Мы выйдем, пройдем не спеша по бульвару,

И мир растворится в стихах Кузнецова,

И где-то вдали заиграет гитара.

 

В кофейне забудет портфель и улыбку

Профессор, потом непременно вернется,

Бариста с исполненным строгости ликом,

Конечно, оценит его донкихотство…

 

И тысяча лет пролетит незаметно,

И строки из книг – неизученным кодом.

И будут твердить повзрослевшие дети:

От кесаря – кесарь, от Фёдора – Фёдоров.

 

М. Панчехина:

 

Я сижу у окна, солнце черпаю вёдрами.

Как инобытиен наш профессор Фёдоров.

И к нему студенты идут толпами.

Вот субъект бытия, а вот – профессор Фёдоров.

В окружении Пушкина и его глаголов –

Да здравствует наш профессор Фёдоров!

 

Е. Мирошниченко:

 

И пока ещё все были в неведении,

Он спаял онтологию с литературоведением,

Ездил на велосипеде к Бахтину

(это даже не сумело стать мейнстримом),

Опаздывал на собственные лекции,

И это было очень красиво.

Как мне без стыда создать хвалебную оду

Для человека, который смотрит на текст как на воду?

Простите, если оскорбила Ваше чувство прекрасного.

С Днём Рождения, Владимир Викторович.

Филология заразна.

 

К. Першина:

 

«Не выходи из Космоса,

не совершай ошибку,

не выходи в абстракции,

не выходи в астрал» —

так начал профессор Федоров

с присущей ему улыбкой:

«вот видите это облако,

что Пушкин нам надышал,

все движимое и недвижимое

в порыве наплакал Лермонтов,

во что приодеться, походя

нам Гоголь нахохотал»

Но тут и закончились гении,

и только профессор Федоров

задумчиво стал над бездною

покашлял и прошептал:

давайте обсудим, граждане,

не сводки геополитики,

не цены на продовольствие

и даже не курс у.е.,

давайте прочертим набело

разделы живой поэтики,

как нам обустроить общее

словесное бытие.

Рассеянно гладит бороду

и вслушивается в молчание,

никто не ответит прозою

не выдаст никто куплет,

и чтоб сократить приличное

до Космоса расстояние

профессор берет свой старенький

отважный велосипед.

И небо над ним сверхзвёздное,

земля вокруг сверхширокая,

весною – сверходуванчики,

зимою идёт сверхснег,

и тихо себе потягивает

из пластикового стаканчика

таинственный мёд поэзии

словесный сверхчеловек.

 

А. Кораблев:

 

ВЛАДИМИРСКИЙ ЦЕНТРАЛ

 

Владимирский централ по-донецки –

Это не то, о чем поет голь кабацкая,

Это то, о чем скрипит пером голь доцентская,

А также профессорская и деканатская.

 

Владимирский централ по-донецки –

Это центр бытия посреди курганов и вышек,

Это место, где слышнее пушек лепет детский,

Что-то вроде: «Мир, будь!» Но мир не слышит.

 

Это время, когда взорваны смыслы и следствия.

Это танк на центральной площади,

А на нем – главный террорист Донецка

Профессор Федоров и некто Бахтин на лощади.

 

Метки: , , , , ,

Оставьте комментарий


Свежие записи

Свежие комментарии

Облако меток