30 декабря 2010 года
Начало: 11.30
Кафедра теории литературы и художественной культуры

Праздничная блиц-брейн-брейк-кофе-ренция
«ПРОБЛЕМЫ ЗОДИАКАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ:
КРОЛИК&Ко(т)

 

 

А.А. Кораблев

КОТ И КРОЛИК
В АСПЕКТЕ ПАРАДИГМАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

Кот и Кролик – субъекты бытия, которые, помимо внешних различий, имеют и внутренние, вкусовые. Человек предпочел кролика. Вероятно, потому, что Кот и особенно Кошка – сакральное существо, если не сказать инфернальное, тогда как Кролик – всего лишь профан, не прошедший инициацию.

Очевидно, что эти тотемы обозначают два полюса какой-то парадигмы. Какой именно – попробуем установить, прибегнув к методике паранормальной компаративистики.

Обратимся к парадигмальному тексту русского парадигмального поэта А.С. Пушкина, где, как сказано, «русский дух» и «Русью пахнет». Говоря конкретнее, запах там конкретно кошачий, ибо:

И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;
Идёт направо – песнь заводит,
Налево – сказку говорит.

Можно было бы предположить, что Кот, поющий песни и рассказывающий сказки, это обобщенный образ литератора, если бы не выразительный эпитет «ученый», из чего с несомненностью следует, что сей мифопоэтический баюн – филолог.

Судя по присутствию дядьки Черномора, имеется в виду Русь Киевская, или, как она теперь именуется, Украина. А судя по русскому языку, на котором изъясняются обитатели Лукоморья, действие происходит в Восточной Украине, или, как она сейчас называется, в Донбассе.

Не остается сомнений, что в гениальной поэме было предсказано возникновение Донецкой филологической школы и аллегорически изображены ее представители. Так, обобщенный образ Дуба характеризует студентов, а Златая Цепь – это кафедра теории литературы, где скованы одной цепью и Кот Ученый, и Русалка, и Леший, и Колдун, и другие члены кафедры.

Кролики в русской культуре появляются позднее, они проникли в нее через окно, прорубленное в Европу, и вскоре быстро расплодились.

Если мы обратимся к парадигмальному тексту другого русского парадигмального поэта — А.А. Блока, то увидим, как трагически видоизменился мифопоэтический образ филолога. Русалка вынуждена подрабатывать Незнакомкой. Каждый вечер, в час назначенный, она приходит в аудиторию, дыша выпитыми духами, чтобы прочитать лекцию о духовности. Реакция студентов в воображении поэта-символиста выглядит так:

И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!» кричат.

Разумеется, пьянство здесь – это творческое опьянение. А кто еще, как не филологи, станет кричать по латыни?

В современной парадигме трагизм усугубляется и достигает апокалиптического апофеоза. В сакраментальных текстах детского фольклора устами ребенка проговаривается неутешительная истина:

У Лукоморья дуб спилили,
Кота на мясо порубили…

Не менее печальна и участь Кролика, о чем стало известно из средств массовой информации, распространивших топ-новость: «Кролики – это не только ценный мех, но и 3-4 кг легко усваяемого мяса…»

==================================

Л.П. Квашина

БРОНЗОВЫЙ ЗАЯЦ,
ИЛИ ЗАЯЧИЙ ПОДТЕКСТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

(доклад с комментариями в трех частях с эпилогом)

Часть І. Патетическая

Ну кому еще можно поставить памятник? Сегодня, скажете вы, – кому угодно. Монументальная скульптура нынче не в чести – хочется пародировать, иронизировать, в конце концов, просто улыбаться. Например, Чижику-пыжику на Фонтанке – мило и без ложного пафоса. Или памятнику Зайцу.

Историческая справка. В декабре 2000 г. в псковской губернии близ села Михайловское на обочине дороги был открыт памятник Зайцу (автор А.Великанов, идея – А. Битова).

Нет, здесь совсем другое. Его открытие символично совпало с рубежом веков и тысячелетий, а задуман он как «памятник Выбору, столь важному и тревожному для России».
Он установлен в том самом месте, где в декабре 1825 года заяц перебежал дорогу Пушкину, который тайно, под чужим именем решил прорваться из Михайловского заточения в Петербург, то ли предчувствуя, то ли зная о готовящемся восстании декабристов. Пушкин – уже автор «Бориса Годунова», трагедии в духе Шекспира, что называется, прикоснулся к большой истории и жаждал непосредственной встречи с ней…Однако череда дурных примет, где заяц оказался последней и решающей, вынуждает его вернуться. Не поверни Пушкин назад, он прямиком угодил бы на Сенатскую площадь и стал не только свидетелем, но и участником восстания.

Историческая справка. (Из разговора Пушкина с Николаем І 8 сентября 1826 года):    « — Пушкин, если бы ты был в Петербурге, принял ли бы ты участие в 14 декабря? – Неизбежно, государь, все мои друзья были в заговоре, и я был бы в невозможности отстать от них. Одно отсутствие спасло меня и я благодарю за то Небо» (по записи А.Г. Хомутовой).

«Провидение не алгебра!» Но орудием-то провидения избран Заяц! Движение поэта остановили не какие-нибудь неодолимые препятствия, прославленная им метель, например, – нет, русак, косой, заячьи мозги!
Кстати, что касается мозгов, тут следует внести корректировку. Возьмем того же Шекспира.

Историческая справка. Биография Шекспира Питера Акройда.
О рождении английского гения читаем следующее:
«Явившееся в мир из материнской утробы с помощью повитухи дитя ХVІ века купали и туго пеленали в кусок мягкой материи. В Уоркшире обычай приписывал также давать сосунку
растертые заячьи мозги».

От рождения! С молоком матери! Вот вам и Шекспир! И Шекспир, как видно, персонаж у нас не случайный.

Часть ІІ. Драматическая

Вернувшись в Михайловское, Пушкин как раз принялся пародировать «довольно слабую поэму Шекспира» – «Лукрецию». Роль случая в истории – вот что занимало его мозги.

Из комментариев к «Графу Нулину»: «Что если бы Лукреции пришла в голову мысль дать пощечину Тарквинию? Быть может, это охладило б его предприимчивость и он со стыдом принужден был отступить? Лукреция бы не зарезалась, Публикола бы не взбесился бы, Брут не изгнал бы царей, и мир, и история мира были бы не те».

Представим себе Александра Сергеевича, стоящего на Сенатской площади рядом с Фальконетовым Петром (тогда он еще не был Медным всадником) и смотрящим как Каховский стреляет в героя Отечественной войны Милорадовича. Действительно, и мир, и культура, и история литературы были бы не те. И всадник не стал бы Медным, и вряд ли мы прочли бы знаменитые стихи:

На берегу пустынных волн
Стоял он дум великих полн
И вдаль глядел.

Часть ІІІ. Эпическая

Но мы их прочли, и они на кое-что поведали.
Пушкин рисует Петра в тот момент, когда он думает о новой России. Ее создание должно быть отмечено строительством нового града, столицы, названной впоследствии на голландский манер – СПб.
Петр долго ищет подходящее место на отвоеванной у шведов территории и останавливает свой выбор на острове в устье Невы.

Историческая справка. Согласно легенде, Петр вырвал тесак у одного из своих солдат и вырезал им два куска дерна. Сложив их в виде креста, он объявил: «Здесь быть городу!».

Нетрудно догадаться, каким было историческое название острова – Заячий! Именно здесь была воздвигнута первая крепость – Петропавловская.

И всплыл Петрополь, как тритон,
По пояс в воду погружен.

Чтобы всплыть и удержаться на плаву, нужна опора.
Есть земли, стоящие на черепахах, есть земли, поддерживаемые слонами. Новорусская земля стоит – кто оспорит? – на Зайцах – и это факт.
Итак, памятник Зайцу. Заслуживает ли он его? «Мощное и мгновенное орудие провидения», зов судьбы. Откликнувшись на него, Пушкин, конечно, не жизнь свою спасал, он выбор делал:

Не дай вам Бог увидеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный…

Вместо эпилога

Ну кому объяснишь про судьбу, Культурный выбор и прочее. Памятник Зайцу – смех, да и только! Надо дать ему Имя – и так, чтобы на века! Как, например, Пушкин, росчерком пера екатерининский памятник Петру обратил в Медного всадника. Причем не в бронзового, как следовало бы, а в медного. Бездна смысла! Медь в сравнении с бронзой металл более благородный. Материал в пушкинском названии как бы осаживает всадника: Всадник, но все же медный (сродни ему – «горделивый истукан»).
Так, может, возьмем урок у гения? Что если наш придорожный памятник назовем Бронзовый заяц – заяц, но ведь Бронзовый!
Равновесие восстановлено, и каждому русскому человеку понятно.

===================================

М.Н. Панчехина

НОВОГОДНИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
О БУЛГАКОВЕ, КОТАХ И НЕ ТОЛЬКО

Имя – это судьба.
Многозначительный эпиграф.

Вчера котов душили, душили…
М.Булгаков. Собачье сердце.

Генезис фамилии Михаила Булгакова исследователями связывается с глаголом «булгачить» – то есть «заниматься промыслом кошкодавов, собачников, выменивая шкурки на мелочи, на щепетильный товар» (В.И.Даль). На первый взгляд, данные коннотации не столь важны для интерпретации творчества писателя – если бы только Булгаков не выдал Шарикову следующий документ: «Предъявитель сего товарищ Полиграф Полиграфович действительно состоит заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных (котов и прочее) в отделе МКХ». Интересно в этом контексте вспомнить финал булгаковского романа о дьяволе: как утверждает правдивый повествователь, штук сто котов после воландовского визита в Москву было застрелено или истреблено иными способами в разных местах страны. Кажется возможным предположить, что именно образ кота, причудливо проецируясь на этимологию фамилии автора, обретает в булгаковском творчестве оригинальную информационную оболочку – и её формирование происходит достаточно отчётливо.

Главный «кошачий» образ у Булгакова – это, конечно, Бегемот, хотя он, говоря словами Мастера, «не очень-то кот»: достаточно вспомнить, что в сцене последнего полёта у героя пропадают шерсть и пушистый хвост, чтобы охарактеризовать животное обличье Бегемота как сменный костюм , хотя и подходящий, но сокрывший истинный облик носителя. Характерные зооморфные черты проступают и в ведьминском образе Маргариты: в сцене расправы над Алоизием Могарычом она издаёт «шипение разъярённой кошки», у неё зеленеют глаза, остро отточенные ногти, хищный оскал и т.п. По-видимому, в воображении писателя возлюбленная мастера и Бегемот, ведьма и чёрный кот, представали как взаимосвязанные в силу принадлежности к инфернальному миру – неспроста в письме другу Булгаков помещает их рядом: «Ох, много у меня работы! Но в голове бродит моя Маргарита, и кот, и полёты…» (М.А.Булгаков – П.С.Попову. 26.IV.1934).

Важно подчеркнуть другое: образ Бегемота у писателя обретает со временем характеристики, которые выводят фигуру литературного героя на условную, интуитивно ощущаемую границу между миром художественным и внехудожественной действительностью; иначе говоря, у Булгакова вымысел таким образом граничит с реальным миром, что литературный герой может представать «как живой», особенно если учитывать бытовое поведение писателя: говорение с созданными им персонажами, их специфическое видение. Показательны в этом смысле реплики из писем автора «Мастера и Маргариты», появляющиеся в атмосфере усиленной работы над романом: «Сознайся, что ты поручила составление телеграммы Коту Бегемоту!» (М.А.Булгаков – Е.С.Булгаковой. 3.VI.1938); «вранье вроде рассказа Бегемота о съеденном тигре, то есть вранье от первого до последнего слова» (М.А.Булгаков – Е.С.Булгаковой. 22.VI.1938); «Это Коровьев или кот подшутили над тобой. Это регентовская работа» (М.А.Булгаков – Е.С.Булгаковой. 28.VII.1938).

Называя себя «мистическим писателем», Булгаков так или иначе очерчивал поле тех интерпретаций, которые наиболее адекватны его произведениям и героям, окружённым аурой таинственности. Среди булгаковских образов Бегемот выглядит едва ли не усиленно мистическим: во-первых, он – чёрный кот, традиционно связываемый с нечистью, во-вторых, имя булгаковского кота принадлежит бесу . Яркая гиперболизация инфернальных черт Бегемота даёт основание говорить не только о мистическом флёре вокруг этого кота-оборотня, но и о мистификаторских наклонностях: ср. балаганные манеры, фокусы, чревовещание, словесная пачкотня, напудренные усы и прочее. Как представляется, все эти разнообразные поведенческие и портретные характеристики апеллируют к внутреннему миру героя, а именно: к животному магнетизму и демонической мистике образа Бегемота. Значение этих составляющих для художественного образа в контексте булгаковского романа о дьяволе утверждается и усиливается авторской констатацией: «В меня же вселился бес» (М.А.Булгаков – В.В.Вересаеву. 2.VIII.1933).

Если попытаться воспринять данную фразу не просто как красивую метафору, дополняющую инфернальное амплуа мистического писателя, а в буквальном смысле, то, пожалуй, образ кота Бегемота потребует куда более широкого осмысления, чем в традиционном булгаковедении.

========================================

Е.В. Скрипченко

К ВОПРОСУ О ТОМ,
ПО КАКОМУ КАЛЕНДАРЮ РАСЧИСЛЕНО ВРЕМЯ
В ПУШКИНСКОМ РОМАНЕ

По представлениям китайских астрологов, характер и судьба человека зависят от того, под знаком какого животного он появился на свет. Поскольку даты рождения большинства художников широко известны, об их животных-покровителях можно говорить наверняка. Ситуация же с литературными героями осложняется, по крайней мере, тем, что их биографические данные в произведении зачастую опущены.

С таким обстоятельством мы сталкиваемся в ходе чтения романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Однако, несмотря на отсутствие указаний на конкретные даты, в одном из примечаний Пушкин подчеркивает: «Смеем уверить, что в нашем романе время расчислено по календарю».

Одна из наиболее стройных концепций видения внутренней хронологии романа принадлежит Ю.М.Лотману. Опираясь на текстуальный анализ произведения, исследователь устанавливает не только время действия каждой из глав романа, но и определяет годы рождения Онегина, Татьяны и Ленского.

По мнению Ю.М.Лотмана, годом рождения Евгения Онегина является 1795. В китайском календаре этому году покровительствует Кролик (или Кот). Приведем несколько отрывков из общей характеристики человека, родившегося под знаком этого животного.

• «Одарен, в меру честолюбив, приятный компаньон, скромный, сдержанный, утонченный, добродетельный. Хорошо говорит и умеет оценить себя. Но во множестве достоинств есть один недостаток, хотя и небольшой, но от этого не менее важный: Кот — поверхностный человек и его лучшие качества тоже поверхностны. Он любит общество, и общество любит его» .
• «Кот ненавидит все, что может поколебать его жизнь, все, что может вызвать осложнения. Больше всего он стремится к комфорту и безопасности. Не предпринимает ничего, не взвесив заранее все «за» и «против»».
• «Кот обычно не выходит из равновесия. Он спокоен, невозмутим. В нем больше сентиментальности, чем настоящей чувствительности. Небольшая личная неприятность расстраивает его больше, нежели великие беды других людей. Война и голод в мире трогают его лишь в том случае, когда он лично от этого страдает, но страдает он так сильно, что может не выдержать».

Очевидно, что китайский гороскоп Онегина обнаруживает немало общего с характеристикой, данной герою самим Пушкиным. Но как обстоит дело относительно других героев?

Годом рождения Владимира Ленского и вероятным годом рождения Татьяны Лариной, по Ю.М.Лотману, является 1803. В китайском календаре этому году покровительствует Свинья или Кабан. Главной чертой представителей этого знака китайцы считают честность (порядочность) . Доминирующими являются также следующие качества:

• «Галантная, услужливая, щепетильная до крайности. Вы можете довериться ей, она не предаст вас и никогда не будет стараться обмануть кого-либо. Она наивна, доверчива, беззащитна. … У Свиньи мало друзей, но она их сохраняет на всю жизнь и ради них способна на большие жертвы. Очень внимательна, особенно к тем, кто нравится» .
• «Необыкновенно искренняя, до такой степени, что полностью уничтожает сомнения, обезоруживая своих противников. Если лжет, то в крайних случаях и только для самозащиты. Она всегда верит в то, что ей говорят, и испытывает потребность давать доказательства того, что сама утверждает».
• «Под благодушным видом Свинья скрывает волю и даже властность. Какими бы ни были ее честолюбие, намеченные задачи и цели, она выполняет свой долг со всей силой, на которую способна. Эта внутренняя сила велика, никто не может противостоять ей. Если Свинья приняла какое-либо решение, никто ее не остановит».

Выходит, поразительное сходство Ленского и Татьяны можно объяснить, помимо прочего, тем, что оба героя появились на свет в один и тот же год – год Свиньи. Возможно, это обстоятельство отчасти помогает понять, почему герои совершают одинаковый (и — судьбоносный) выбор — выбор ими Онегина.

Согласно китайскому гороскопу совместимости, залогом крепкого, гармоничного союза является принадлежность его участников к одной из четырех так называемых триад. Кролик (Кот), Свинья и Овца (Коза) составляют четвертую триаду. Считается, что представителей этих знаков объединяет «стремление к красивой жизни, обостренное чувство прекрасного и выраженные творческие способности. Все они артистичны, обладают развитой интуицией и хорошими манерами» .

И если дружба между Онегиным и Ленским, любовные чувства, вспыхнувшие между Евгением и Татьяной, возможно, и объясняются своеобразной астрологической интуицией героев, то с чем связаны привязанность к Онегину и трепетное отношение к Татьяне, которые испытывает сам Пушкин? Поразительно, но в двенадцатилетнем цикле, в который родились Онегин, Ленский и Татьяна, год Овцы (Козы) приходится на 1799 год – год рождения самого Пушкина.

Сопоставление абсолютно несхожих на первый взгляд календарей — пушкинского и китайского — позволяет по-новому оценить коллизию романа. В одном из «углов» представленного в произведении треугольника оказывается типичный Кролик Онегин, в другом – находящиеся под покровительством Свиньи близнецы Татьяна и Ленский, а в третьем — сам Пушкин, рожденный под знаком артистичной Овцы. «Их души созданы для любви и превращают ее в настоящее искусство» , подобно тому, как превращают в искусство пушкинский роман чрезвычайные многоплановость и многозначность. Как гласит китайская пословица, над небом еще небо…

 

Н. Колтакова
“ДАРУЮ ТЕМИ”. ТАЄМНИЦЯ КОТІВ

Щойно почувши тему, я подумала, що легше написати серйозну багатосторінкову доповідь, ніж не надто складну (без понадсерйозности) розвідку на тему котів та зайців. Перше, про що хотілося написати, – добре відомий гофманівський кіт Мур. Вчений кіт – те, що треба для теоретико-літературної проблематики.

Одначе вибір лишився за іншим автором. Ідеться про Чеслава Мілоша та його книгу “Придорожний песик”. Зачекайте, зараз від собаки я перейду до кота. Ч. Мілош тут впроваджує цікаву практику – дарувати теми. А оскільки конференція новорічна, то говоритимемо про новий жанр – жанр подарунку.

Рубрика “Дарую теми” вміщує кільканадцять творів. Один із них – “Таємниця котів”. Як і для Е.Т.А. Гофмана, для Ч. Мілоша кіт стає приводом до свого роду філософування. Насамперед виявляється, що жодної таємниці й немає: “Коти жили з людьми тисячі літ і, на перший погляд, немає у тому жодної таємниці”. У той же час таємниця лишається. Тож, за Ч. Мілошем, “все ж варто подумати про особливості котячої служби”. Адже хіба ви “не зауважували виразу веселости і пустотливого зацікавлення… коли тільки почнемо говорити про котів?” Автор “подарунку” запевняє, що з котами нас єднає тілесне порозуміння. Звідси – пестливі вирази – kotku, як може сказати польська дівчина, та ін. А ось тлумачний словник української мови акцентує інше, суто практичне призначення кота – “свійської тварини родини котячих, що знищує мишей і щурів”. Про більше словник мовчить. Тому послухаємо Ч. Мілоша.

Проте він не втрачає нагоди перейти “від кота до великої філософської проблеми”. Маємо пораду: “Краще скористаймося присутністю домочадця, який, власне, потягується у фотелі і спробуймо забути про висновки філософів нашого сторіччя, які запевняють нас, що жодна людська натура не існує”. Ось і Гофман озивається своєю “життєвою філософією”, яка, попри всі але, врівноважує.

Та, власне, ідеться не про те, про що писалося більше. Ідеться таки про згаданий жанр подарунку, який передбачає:
– щирий, але не повчальний тон;
– багато всього-всього на одній-двох сторінках;
– гру автора з іншим автором, який може прийняти / не прийняти подарунок.

Так от. Можна підсумувати, як годиться в серйозному дослідженні, а трохи жартівливому не завадить, що
a) подарунки треба вміти дарувати (зрештою, прості й банальні речі)
b) подарунки треба вміти приймати;
c) кіт, навіть згадка про нього, його образ – сам по собі чудовий подарунок, а новорічний тим паче;
d) а що ліпше можна подарувати теоретикові літератури за новий жанр – жанр подарунку?..

Використана література
1. Великий тлумачний словник сучасної української мови / уклад. В.Т. Бусел. – К.; Ірпінь: Перун, 2001. – 1440 с.
2. Мiлош Ч. Придорожний песик / Ч. Мiлош; пер. з пол. Я. Сенчишин. – Л.: Лiтопис, 2001. – 336 с.

Не-використана література
1. Гофман Е.Т.А. Життєва філософія кота Мура // Малюк Цахес / Е.Т.А. Гофман, пер. з нім Є. Поповича. – Х.: Фоліо, 2003. – С. 305-640.
2. Домашние кошки / сост. Ю.И. Филиппов. – М.: Росагропромиздат, 1991. – 253 с.

Метки: , , , ,

Оставьте комментарий


Свежие записи

Свежие комментарии

Облако меток