Академик возражает: целостность не предполагает целостности каждой из частей целого.

М.Б.Храпченко:

Иногда целостность художественного произведения рассматривают как полную и совершенную «упорядоченность» всех его частей и компонентов, «упорядоченность», при которой невозможны какие бы то ни было «отступления» от всеобщей гармонии. «…Категория целостности, — пишет, например, М.Гиршман, — относится не только к целому эстетическому организму, но и к каждой значимой его частице» [Гиршман М.М. Целостность литературного произведения // Проблемы художественной формы социалистического реализма. – Т.2. – М., 1971. – С.52]. Но как с этой точки зрения охарактеризовать, например, конфликт, противоречия, которые раскрываются в произведении, как оценить художественные образы, отражающие дисгармонию чувств, смятенность сознания? Очевидно, что целостность творческого создания вовсе не предполагает равнозначной целостности каждой составной его части. Своеобразие единства творческого создания в том и заключается, что оно часто складывается как раз из неоднородных и неоднозначных по своему характеру компонентов. Более того, правда жизни обычно требует нарушения всеобщей, абсолютной «упорядоченности». И потому столь велико значение той глубокой динамической целостности, которой достигают крупные художники слова в своих произведениях.

Опубликовано:

Храпченко М. Горизонты художественного образа. Статья вторая // Вопросы литературы. – 1980. — №12. – С.166-167.

Ответ М.М.Гиршмана:

Конечно, целостность творческого создания и целостность каждой составной его части не равнозначны, конечно, компоненты литературного произведения неоднородны. Об этом идет речь и в той моей работе, которую цитирует М.Б.Храпченко, так что можно было бы сослаться на эти формулировки и сказать, что для спора вообще нет оснований. Но мне кажется, что здесь таится более серьезная проблема.
Та «глубокая динамическая целостность, которой достигают крупные художники слова в своих произведениях», и о которой пишет М.Б.Храпченко, конечно же не должна рассматриваться как внешняя организованность, как полная и совершенная «упорядоченность» всех частей и компонентов произведения. Целостность произведения вообще не является статическим итогом организации и упорядоченности. Не является потому, что единство творческого создания не просто «складывается… из неоднородных и неоднозначных по своему характеру компонентов». Целостность не статический итог, а динамический процесс, в котором творчески созидаемая гармония целого не только «отражает дисгармонию чувств, смятенность сознания», но вообще вмещает и преображает, или, пользуясь глубоким суждением М.М.Пришвина, «переключает направление ее действующей силы». «Что такое творчество? – писал Пришвин. – Борьба со злом в первую очередь, но именно не борьба как отрицание, а борьба как переключение направления действующей силы зла, вследствие чего зло и превращается в добро». Конечно, эта творчески создаваемая и утверждаемая гармония внутренне многосоставна, — многосоставно и художественное целое, которое ее воплощает. В него входят и отражаемая жизнь, и своеобразие личности писателя, и его мастерство, и приемы, и средства языка данного вида искусства. Но все эти и другие части потому и являются частями, что ни одна из них не несет самостоятельного художественного значения. Художественно значимым является только целое – целое, в котором воссоздается прекрасный мир, целостность мира человеческой жизнедеятельности.

Опубликовано:

Гиршман М.М. Ритм художественной прозы. – М., 1982. – С.57-58.

Метки: , ,

Оставьте комментарий


Свежие записи

Свежие комментарии

Облако меток