А.А.Кораблев

Филология общего дела В.В. Федорова

Обрамляющая мысль этого учения могла бы быть названа гениальной, если бы только она не приходила в голову, хотя бы раз, наверное, каждому филологу. Впрочем, может, именно поэтому ее и следует признать таковой, потому что, как оказывается, далеко не каждый филолог способен выговорить ее вслух, да еще печатно; даже сам Бахтин перед ней отступил (когда написал, что Слово, которое было в начале, это вовсе не то слово, которым занимается филология).

А вот донецкий филолог Федоров — выговорил и не запнулся. Он сказал: «Филология — внутренняя форма, единая для всех наук (не исключая и их «царицы» — математики), точнее, всех знаний вообще» (с.3).

Потому что как же иначе, если «В начале было Слово»? Как же еще, в самом деле, определить место науки, предмет которой — «коренное качество мироздания», «внутренняя форма всех существований» (с.3)?

Как и положено изданиям такого рода, оно вышло в провинции, малым тиражом (приблизительно 100 экз.), на плохой бумаге, неразборчивым шрифтом, с опечатками и перепутанной пагинацией. По этой ли причине или по какой-либо иной, но вышедшая книжка [1] осталась незамеченной, что вовсе не удивительно, ибо о филологии, помимо сказанного, еще следует добавить, что это наука, где почти у каждого, кто ею занимается, имеется «своя» филология и нет никакого дела до всех прочих.

Не исключение и работа В.В.Федорова: ссылок в ней почти нет, она как бы самодовлеюща и самодостаточна. Но она — и в этом, может быть, главное ее назначение — объясняет, что дело, которым занимаются филологи, порознь, не читая и не слыша друг друга, в действительности общее дело, которое может и должно иметь великие последствия.

Как еще возможно только в провинции, она пророчит и благовествует:

«…ХХI век или будет веком филологии, или его не будет вовсе» (с.4).

1. Поэтический мир

«Базовым понятием» в теории В.В.Федорова является понятие поэтический мир (тема его докторской диссертации).

По Федорову, поэтический мир — это то высшее, что снимает противопоставленность «жизни» и «литературы»; это целое, по отношению к которому и жизненная, и литературная действительности предстают как два относительно самостоятельных плана этого целого (с.6).

Филологическим, следовательно, является не только то, что принято называть анализом литературного произведения, но также и то, что, казалось бы, относится ко внелитературным сферам.

В.В.Федоров: «Исследуя прямо и непосредственно социальные, психологические, физические законы «внутреннего мира» художественного произведения, выступая, следовательно, в качестве социолога, психолога, физика, субъект исследования познает слово, производными от которого являются познаваемые им законы. Будучи «физиком» относительно ближайшего предмета своего внимания (пространства, например), исследователь является «филологом» относительно производящего эти законы слова. «Физик», таким образом, есть производное от «филолога» (с.16).

Возразить, что в жизненной действительности, в отличие от художественной, соотношения «физика» и «лирика» могут быть иными, мы уже не можем — после того, как согласились, что обе эти действительности являются планами единого целого и, стало быть, обе определяются этим целым.

Итак, на что бы мы ни направили наши исследовательские усилия, они будут обращены к Слову; что бы мы ни познавали, мы познаем Слово; и сам акт нашего познания есть проявление в нас Слова — нашей, если верить Федорову, «внутренней формы действительности».

2. Слово

Слово есть внутренняя форма не только пространства, но, по-видимому, и времени, так что филолог, как нетрудно понять, это внутренняя форма не только физика, но и историка.

«В начале было Слово» — это И.Богослов; далее — В.В.Федоров: «…и Слово было человечеством как единым субъектом бытия. Затем Слово-человечество преобразовалось в язык-народ» (с.18). Таким образом, «язык для Слова — иноформа его бытия» (с.19).

Следующее преобразование — языка-народа: с одной стороны, в собственно человека, с другой — в природу. Таким образом, человек («собственно человек») и природа — «иноформы бытия народа» (с.20), «две особые, внеположные друг другу действительности» (с.19), формируемые языковыми и природными закономерностями.

Процесс преобразования Слова, он же — процесс «сотворения мира»,- следствие, как полагает Федоров, происшедшей/происходящей со Словом катастрофы: процесс вынужденный, начинающий период тварного, неистинного его бытия.

Катастрофа, постигшая Слово, вызвана тем, что Федоров обозначает просто и значительно: утратой любви. И любовью же, по Федорову, возможен обратный процесс — возвращение к Слову.

Может показаться, что, оказавшись на территории догматического богословия, филолог непроизвольно впал в несусветную ересь, антропологизируя космогонические процессы (например, вместо «Бог» он говорит «человечество», Иисуса Христа называет человеком, человеческое существо представляет противоприродным и т.п.).

Страницы: 1 2 3

Метки: , , , , ,

Оставьте комментарий


Свежие записи

Свежие комментарии

Облако меток