Часть IV.
Рефлексии на рефлексии

…и голос мой не громок,
Но я живу, и на земле мое
Кому-нибудь любезно бытие…
(Е.А.Баратынский)

В.В.Медведева-Гнатко:
(А.А.Кораблеву.) С его утверждением, что в начале ХХ века как бы предпринимается попытка стереть все с листа, но что все в общем-то оставалось по-прежнему, по большому счету, я и согласна, и не согласна. Дело в том, что, действительно, мысль философская и мысль словесно-художественная невероятно синхронны именно в ситуации ХХ века, и в этом смысле для меня очень интересны размышления М.К.Мамардашвили об особенностях научного мысли, о том, какой должна быть научная мысль в ХХ веке. Прибегая к опыту Декарта и столь любимого им Шекспира, Мамардашвили говорит, что в какой-то момент ученый должен стереть все с листа, и цитирует Гамлета: «Я с памятной доски сотру все знаки…» Я хочу сказать, что эта попытка стереть с листа и начать все заново действительно была предпринята в начале ХХ века, но этот акт стирания с листа – акт мучительный и сложный. Он дается кровью и потом. Это акт рискованный. И эта рискованность была так или иначе проявлена в ситуации ХХ века.
Далее, в отношении аксиологических характеристик – хорошо это или плохо… Да, культуролог, филолог должны избегать категорических оценок. Но вместе с тем, коль уж мы соотносим художественное творчество с Боготворчеством, то все-таки есть какая-то абсолютная оценка: это – белое, а это – черное, это – хорошо, а это – плохо, это – кризис, а это – здоровая, эстетическая деятельность… То есть, в каком-то последнем пределе я не могу позволить себе сказать: «Хорошо бы и это, и это…» Иначе я поступлюсь какими-то своими принципами.

(А.О.Паничу.) Действительно, перечеркнуть рефлексивную традицию невозможно… Как только литература осознала самое себя – рефлексия родилась, и если говорить о рефлексии в художественной сфере, то, может быть, в ее начале – «Дон-Кихот»…

(В.В.Федорову.) Действительно, на материале Достоевского Бахтин показал, что в сфере авторства возможен коперниковский переворот. Причем, Бахтин показал, что автор может работать в колоссальном напряжении. Практически все трансгредиентные моменты в руках героя. Он все знает о себе сам и никому не позволит сказать о себе что-то – ни читателю, ни автору. И автор объемлет и завершает уже самосознание. То есть, возможна эстетическая деятельность на пределе.

(М.М.Гиршману.) Действительно, как важен голос… Возникает проблема новой меры, локализации индивидуального существования…

(Всем.) В целом же я должна сказать, что нашла идеальных слушателей. Я благодарна моему научному руководителю Михаилу Моисеевичу Гиршману, моим оппонентам и совопросникам души моей…

И.А.Попова-Бондаренко:

Мир, что разбросан и един,
рефлексом не испортишь.
Еще блаженный Августин
в его свивался корчах.

Но жизнь вокруг – оплотнена,
с вонючинкой кондовой.
Эстетика – уплотнена
и без прописки словом.

И здесь не можно как-нибудь,
не должно для поэта.
И я хочу принять на грудь.
Но хорошо ли это?

Смех, аплодисменты.

Страницы: 1 2 3 4

Метки: , , , , , ,

Оставьте комментарий


Свежие записи

Свежие комментарии

Облако меток